RSS

Полезное

Составлен ТОП-15 самых любимых книг интернет-пользователей

Подведены итоги флешмоба "МояГлавнаяКнига". Месяц все желающие писали списки из трёх любимых книг, публиковали их и передавали эстафету друзьям. В результате получился список из 15 самых часто упоминаемых произведений.

Составлен ТОП-15 самых любимых книг интернет-пользователей

Вот они – по степени уменьшения популярности.

  1. Мастер и МаргаритаМихаил Булгаков
  2. Цикл романов о Гарри ПоттереДжоан Роулинг
  3. 451° по ФаренгейтуРэй Брэдбери
  4. Война и мирЛев Толстой
  5. Маленький принцАнтуан де Сент-Экзюпери
  6. Три товарищаЭрих Мария Ремарк
  7. Преступление и наказаниеФёдор Достоевский
  8. Робинзон КрузоДаниэль Дефо
  9. Гордость и предубеждениеДжейн Остин
  10. Два капитанаВениамин Каверин
  11. Джейн ЭйрШарлотта Бронте
  12. Евгений ОнегинАлександр Пушкин
  13. Унесённые ветромМаргарет Митчелл
  14. Анна КаренинаЛев Толстой
  15. Капитанская дочкаАлександр Пушкин

Всего в акции-опросе приняли участие больше 5 тысяч человек.

Парфенон из запрещённых книг

В большом арт-объекте аргентинской художницы можно увидеть книги Салмана Рушди, Марка Твена, Ремарка, Кафки и Экзюпери.

Парфенон из запрещённых книг до середины сентября стоит в Касселе

В немецком городе Касселе стоит большая книжная достопримечательность: Parthenon of Books из ста тысяч произведений, которые когда-либо были под запретом. Арт-объект возведён на том самом месте, где в 1933 году в рамках «борьбы против антигерманского духа» нацисты сожгли две тысячи книг.

Если приглядеться, в книжной копии древнегреческого храма Парфенон можно увидеть «Сатанинские стихи» Салмана Рушди, «Приключения Тома Сойера» Марка Твена, «Сплетницу» Сесили фон Зигесар, «На Западном фронте без перемен» Ремарка, «Превращение» Кафки, «Дон Кихота» Сервантеса, «Маленького принца» Сент-Экзюпери, «Алису в Стране чудес» Кэрролла, «Нагих и мёртвых» Нормана Мейлера и многие другие книги.

Автор объекта – аргентинская художница Марта Минуджин, в работе ей помогали немецкие студенты. Они составили список и с помощью социальных сетей попросили жителей Касселя пожертвовать книги для искусства. Кстати, по окончании выставки в середине сентября книжный Парфенон аккуратно разберут, а книги можно будет забрать обратно.

Идея реализуется художницей уже во второй раз. Первый Парфенон был создан Мартой в 1983 году в родном Буэнос-Айресе. Тогда художница посвятила свой проект падению военной диктатуры в своей родной стране.

Почти в пять раз сократилось издание книг на украинском языке. Интервью с А. Красовицким

Почти в пять раз сократилось издание книг на украинском языке. По статистике двух месяцев 2015 года украинское книгоиздание на критическом уровне.

Директор самого крупного украинского издательства «Фолио», Александр Красовицкий, подсчитал статистику издания книг на протяжении двух месяцев текущего года, и пришел к неутешительным выводам – национальное издание в глубоком кризисе.

По данным Книжной Палаты Украины, в первые два месяца 2014 года в Украине было выпущено почти 6 миллионов книг на украинском языке. За тот же период 2015 года – всего 1 миллион 327 тысяч экземпляров. Александр Красовицкий

«Это началось еще в 2010 году с сокращения библиотечных программ», - объясняет Красовицкий, и добавляет, что этой весной отрасль может просто «умереть». 

Приводим интервью Александра Красовицкого для Газеты.уа.

- Во всем мире книгоиздание держится на закупках для библиотек. Во Франции в библиотеки идет каждая третья напечатанная книга. В Германии – каждая четвертая. В Америке – каждая пятая. Это – части от очень большого количества издаваемых книг. В Украине издаётся мало. И из всего этого количества для библиотек закупают менее двухсотой части.

Когда государство твердо указывает, какое количество книг нужно закупить, то издатель вкладывает свои деньги, платит авторам, оплачивает полиграфию и издает. В Украине отрасль не испытывает поддержки библиотек, так как им не выделяют средств на комплектацию. Поэтому издатель не желает рисковать деньгами. Не может получить кредит, ведь с банками так сложно договориться, ведь они в курсе состояния дел в отрасли. Остается работать на одиночные заказы. У кого есть – тот распродает остатки. Чтобы отрасль развивалась – необходимо прямое государственное финансирование библиотечной системы. Публичных библиотек было 18 тысяч. Без Крыма и Донбасса – думаю, около 15 тысяч с половиной.

Сокращение закупок началось еще во времена президентства Януковича или же это следствие нынешнего безденежья?

- Началось в 2010 году. Ухудшалось с каждым годом, но так плохо, как в 2013 и 2014 годах, не было никогда. Госкомитет Телевидения и радиовещания только в 2014-ом рассчитался за книги, полученные в 2013-ом. В 2014-ом этот орган получил средства на возврат долгов прошлого года, и новых книг заказали только на 8 миллионов гривен, а это почти ничто. Министерство Культуры в 2014 году не получило ни копейки. То же и в этом году. Третьим большим госзаказчиком являются госадминистрации. До сих пор не все они погасили долги за полученные партии книг. Киевская госадминистрация, к примеру, все еще должна за 2012 и 2013 годы. 

Какое количество книг под госзаказ издаёте вы?

- Около 5% книг, изданных в 2014 году. До этого «Фолио» продавало в библиотеки до 50% книг.

Разъясните слова «отрасль умрёт».

- Большие издательства не закроются, ведь у них есть склады с запасами книг, которые можно продавать годами, и держатся на этом. Но отрасль – это 1700 издательств, большая часть из которых – маленькие и средние. Они не смогут работать.Библиотеки пустеют

«Ситуация и вправду крайне сложная. Мы вот решили на месяц приостановить издание запланированных книг и дождаться реальной отмены НДС и стабилизации курса гривны после кредита МВФ. В противном случае, никакие программы закупок не помогут. Нам сегодня подсчитали новую книгу Люси-Мод Монтгомэри и она стоит на 80% дороже, чем в январе. Покупатели точно не обрадуются». – отозвалась в соцсети под комментарием Красовицкого на тему кризиса со-основательница издательства «Урбино» Божена Антоняк.

- Правда, что, несмотря на это, совсем не просела розничная торговля? Некоторые продавцы хвастаются ростом продаж вдвое.

Выросла не розница. В общем счёте, она всё-таки упала, процентов на 15. Но выросли продажи книг, изданных украинскими издателями. У «Фолио» рост намного больший, чем тот, который вы озвучиваете.

 Во-первых – уменьшился поток книг из России. В частности, в связи с их подорожанием. Во-вторых – сами российские издательства испугались своих же российских СМИ, и думают, что тут медведи по улицам пробежались, из-за чего необходимо сокращать поставки. В-третьих – действует фактор патриотизма. Покупатель, независимо от языка, на котором издана книга, сперва смотрит, где она была издана. Если в России – не желает финансировать российский бюджет через российские издательства. На тематике книг это никак не отобразилось. 

Скажу, что в России решением государства закрепили цены на бумагу. Это сразу же позволило издателям воздержаться от роста цен на книги. Украина не может такого сделать, у нас мало своих производителей бумаги. Преимущественно импорт. А еще Россия всерьез подняла финансирование библиотек. Оно и так было немалым, а этот год еще и объявили годом литературы, поэтому прибавили средств на продвижение чтения.

 

Автор: Северин Наливайко
Перевод: С. Макаренко
Почему я всегда буду любить бумажные книги. Статья Химая Зепеды

Почему я всегда буду любить бумажные книги
статья Химая Зепеды

Почему Вы любите то, что Вы любите?

Подумайте об этом: почему Вы любите то, что Вы любите? Попробуйте дать ясный и логический ответ на этот вопрос.

Любовь к бумажным книгам

Непросто, правда? Но ведь только потому, что Вы не можете написать подробный список причин, которые заставляют Вас любить то, что Вы любите, ваша любовь не становится менее реальной.

Возьмем, к примеру, мою любовь к бумажным книгам. Я просто люблю эти бумажные создания. У меня довольно-таки большая библиотека, и каждый раз, когда я собираю вещи и переезжаю, мне нужно тащить её с собой. Все, кто сталкивался с подобной ситуацией, знают, какими тяжелыми могут быть все эти коробки с книгами. Моё собрание книг четко основано на их ценности для меня лично. Я избавился от книг, которые я никогда не читал, и от тех, которые мне не понравились. Нет смысла хранить вещи, которые не добавляют смысла вашей жизни - особенно когда вам нужно таскать их за собой в прямом смысле слова. Поэтому бумажные кирпичи, с которыми я ношусь, сделали меня аскетичнее - это именно те книги, которые мне дороги.

Но ведь это Любовь, не так ли? И порой она заставляет нас делать такие приятные глупости.

Бумажные книги - Настоящие

Но эта моя любовь касается именно бумажных книг. Я выделяю именно их, ведь сколько я не пытался получать удовольствие от электронных книг, у меня ничего не выходило. Мне кажется, читалки просто ужасны. Когда мне нужно читать с них что-нибудь, меня это жутко злит и вызывает желание кого-то задушить (хотя я вообще-то добродушный малый).

Причина, по которой я люблю книги из бумаги, довольно проста: они больше весят. Я не говорю о чернилах, бумаге и клее... Я имею ввиду метафизический вес, энергия, которая витает вокруг в духовном воплощении.

Когда я держу в руках эти бумажные бутерброды, я задумываюсь о путешествии, которые они прошли, пока не попали ко мне. Писатель, который отрезал кусочек своей души и вложил на страницы этой книги; редактор, который критиковал писателя и правил книгу; издатель, который все-таки решил, что из издания книги можно извлечь выгоду и сказал, да-да, конечно, почему бы и нет, давайте-ка заработаем деньжат; типограф, который "родил" книгу; логист, который путаными путями доставил книгу мне в руки, в конце-концов. Этот кусок бумаги был создан кучей людей, которым было важно и дорого то, что они делают. Такая вот история.

Другая история - та, что действительно делает книги незаменимыми атрибутами моей библиотеки: то, что Мы, Я и Книга, создаём вместе, как единое целое. Как только я открываю книгу и прочитываю первое слово, я начинаю незаметно меняться. Мой взгляд на жизнь, ценности, история, тайна, удивление, надежда...всё приходит в движение. Каждую минуту, которую я провожу наедине с книгой, изучая её внутренний мир, - минута, которая приближает и связывает меня с миром, потому что я по-настоящему исследую его.

Неоценимая красота чтения хорошей книги...

Бумажные книги и электронные книги...Но есть и еще кое-что. Книга из бумаги, как будто по волшебству, тоже меняется! На самом деле, она живая! Конечно, я не имею ввиду, что она просыпается среди ночи и шалит на полке в шкафу. Я имею ввиду, что она стареет. Так же, как и я. Книги, которые я, или Вы, хранили годами, теперь уже другие, совсем не такие, какими они к нам попали. Странички немного надорваны, бумага обесцветилась, изменился запах, а в некоторых даже начинает разваливаться переплет... прямо как некоторые из нас.

Эти мои немного странные сентиментальные взгляды на чтение и жизнь с книгой я имею исключительно на бумажные книги. Прежде всего, электронные книги не стареют. Они не меняются, они не двигаются вперёд во времени, теряя возможность изменить прошлое (как случается со всеми нами, когда мы делаем какие-то ошибки в жизни). С электронной книгой нет деградации, вырождения и упадка, нет пятен, которые не смыть (просто нажмите "Отменить"), нет потери ценности или возможностей (если что-то и случится с цифровой книгой, просто закачайте её заново из облака). Цифровая книга и её мать, электронная книга, - безупречные богоподобные создания, которые умнее, круче, идеальнее нас. Они - бремя.

Они невероятно инновационны, чему я сам иногда завидую. Я их уважаю, но я их не люблю. Я не восхищаюсь ими. Я просто киваю головой и говорю, да, это круто, и продалжаю листать свой увесистый томик.

Мне достаточно хмурой, хрупкой, ранимой бумажной книги, в любой день времени. Мне уже некогда возиться с крутостью и показухой, всё это я прошел еще в старшей школе. Я хочу что-то целиком и полностью реальное. Электронные читалки не настоящие. Они - голограммы реальности, её призраки. В довершение всего, они так заколдовывают, что когда я ими пользуюсь, то забываю зачем я вообще включил эту штуку...ах, да, чтобы читать!Любить книгу из бумаги - очень личное дело

Посмотрите на ваши отношения с близкими. Вы можете четко ответить, почему Вы любите? Может и да, а может и нет, может, вы старательно пытаетесь найти список причин, которые могут объяснить эти чувства, или найти им логическое обоснование. Важно ли это, если вы не можете это четко сформулировать или найти в этом смысл? Я так не думаю. В этом - Ваша любовь, и это всё, что важно. Любовь - это не аргумент к победе в споре, а чувство, которое появляется внезапно, которое невозможно игнорировать. Лучшие любовные истории не отличаются большим содержанием здравого смысла. И, наверно, так и должно быть, потому что именно так, как я люблю свою семью, свою любимую, друзей и всё лучшее в моей жизни, именно так я люблю бумажные книги. Пока это имеет значение именно для меня, почему меня должно волновать еще что-либо?

Химай Зепеда

перевод статьи В. Коган

Библиотерапия: когда доктора предписывают книги, чтобы излечить разум

В Британии серьезно занимаются изучением одного из интереснейших и актуальнейших книжных феноменов нашего времени - библиотерапии.Могут ли книги излечивать? Библиотерапия!

Более 350 миллионов людей по всему миру страдают от депрессий. Менее половины из них получают хотя бы какое-то лечение; даже меньшее количество могут обратиться к психотерапевту. С наступлением нового тысячелетия, антидепрессанты стали лекарствами, которые предписывают чаще любых других, по крайней мере, в США. В Англии, каждый шестой человек  принимал антидепрессанты хотя бы раз в жизни.

Но что если бы ученые обнаружили средство, не требующее такого долгого времени и подготовки к назначению, и не имело негативных эффектов по сравнению с антидепрессантами? В 2003 году одному уэльскому психиатру это удалось. Доктор Нэйл Фруд обратил внимание на то, что некоторые пациенты, вынужденные длительное время ожидать лечения, читали книги, помогающие в борьбе с депрессией. И из более чем ста тысяч таких книг, большая их часть действительно работает.Книги как новое лекарство

В июне 2013 года, Национальная служба здравоохранения Великобритании запустила программу, позволяющую докторам по всей стране действовать, основываясь на теории доктора Фруда. Главный момент не в том, что книги просто «рекомендуют», а в том, что их именно «предписывают». Если врач ставит диагноз «депрессия от легкой до умеренной», то он вполне может написать на бланке рецепта название предписываемой книги. И с этой бумажкой пациент идет не в ближайшую аптеку, а в библиотеку или книжный магазин, где она может быть обменяна на книгу вроде «Как преодолеть депрессию», «Разум прежде настроения» или «Книга прекрасного самочувствия». А депрессия – это только лишь одна из болезней, которые могут лечиться подобным образом. Национальная служба здравоохранения одобрила и такие книги, как «Как освободиться от обсессивно-компульсивного расстройства», «Бойся, но делай», «Лучше с каждым днём» и «Как перестать волноваться».

Госпрограмма «Книги по рецепту» - один из ярчайших примеров бума библиотерапии. В Англии слово «библиотерапия» у всех на устах, хотя (или потому что) оно несёт различное значение разным людям. Один лондонский художник, поэт и бывший управляющий книжного магазина, предложил услугу «библиотерапевтических консультаций» - страдающим от дезориентации относительно своих литературных предпочтений и проблем личного характера предлагается индивидуализированный список чтения за 80 английских фунтов. Продвижение чтения Национальной службой здравоохранения выходит за рамки популяризации книг типа «Помоги себе сам». Программа «Книги для поднятия настроения» включает рекомендации художественной литературы и поэзии. Бюджеты Национальной Службы здравоохранения, которые покрывают социальное и психическое здоровье, спонсируют такие неприбыльные организации, как «Организация Читателей» - она объединяет нетрудоустроенных людей, тех, кто только что освободился от тюремного заключения, людей преклонного возраста, и просто одиноких людей - для чтения друг другу художественной литературы и поэзии вслух.



Книги по рецепту«Книги по рецепту» - выигрышный вариант и для пациентов и для любителей чтения. Эта программа стимулирует психологическое здоровье, а также привлекает новых читателей. Библиотеки выдали читателям книги «помоги себе сам», утверждённые Национальной Службой здравоохранения, более 100 000 раз в течении трех месяцев с начала действия программы.

Наверняка многие из тех, кто брал данные книги, заинтересовались и другими, в том числе художественными книгами – романами, мемуарами и так далее. В конце концов, вреда от этой программы точно нет – в отличии от лекарств, книги не несут никаких сторонних эффектов вроде потери веса, снижения либидо или тошноты (по крайней мере, если вы не читаете в машине).

Для фанатов чтения, организация с таким большим влиянием как Национальная Служба здравоохранения – настоящий союзник. В то же время инициативы данной организации поднимают такие тревожные вопросы, как «Почему общество должно ценить чтение?». Что теряется, когда книжная полка переделывается в кабинет доктора, и когда обязанность лекаря переходит к книге?

библиотерапияВ 1916 году, представитель духовенства Сэмюэль Крозерс придумал термин «библиотерапия», добавив, что «книга может быть стимулирующим либо успокаивающим средством, может служить раздражителем или снотворным.» Весь последующий век доктора, медсестры, библиотекари и социальные работники уже вполне серьезно пользовались такими терминами, как «библиопатия», «книгоконсультирование», «книгоруководство» и «литерапия» - все понятия, которые основываются на утверждении, что книги могут исцелять.

Несмотря на это, только совсем недавно стали серьёзно изучать эффекты сэлф-хэлп книг (жанра «помоги себе сам») на психическое здоровье. Еще в 1997 году выборочное исследование показало, что библиотерапия под руководством доктора является не менее эффективной при лечении однополярной депрессии по сравнению с индивидуальной или групповой терапией. Еще более удивительно – в 2007 году тот же исследователь в литературном отзыве указал, что книги, лечащие тревожные состояния без руководства доктора так же эффективны, как и с ним. В 2004 году мета-анализ, сравнивающий библиотерапию тревоги и депрессии с краткосрочными терапевтическими беседами обнаружил, что книги «столь же эффективны, как и профессиональное лечение непродолжительной длительности».

Все это совсем не означает, что книга может заменить врача, даже если она может понизить его значимость. Мета-анализ тревожных расстройств 2012 года показал, что, несмотря на высокую эффективность self-help книг, специальное лечение под руководством врача намного более эффективно. Книга лечит хуже, чем доктор, но это лучше, чем вообще ничего. И в ситуации, когда нужно какое-то срочное средство, порой книга – это единственное, что может получить пациент.

Книги как лекарство

Программу книг по рецепту можно понимать, как логичное продолжение обширных изменений в психиатрии на протяжении последних десятилетий. Большую часть 20-го века психодинамическая терапия делала больший упор на отношениях врача и пациента, чем на содержательности слов врача. Тенденции последнего времени, когда заинтересованность страховщиков в сокращении издержек с одной стороны, и заинтересованность исследователей в протоколах, которые могут быть измерены и воспроизведены, с другой, объединились, чтобы стимулировать лечение в сторону кратковременных, стандартизированных методов, таких как когнитивно-поведенческая терапия.  Книги ведут эту траекторию к её логическому завершению. Если ваша цель в первую очередь лежит в том, чтобы предложить пациенту пошаговые инструкции преодоления своего состояния, чем в том, чтобы помочь ему понять глубинные причины этого состояния, то какая разница откуда исходит помощь – от слов, от мануальных упражнений или даже при помощи приложения для смартфона?

Но даже такие виды терапии как когнитивно-поведенческая требуют, чтобы пациент чувствовал себя узнаваемым и понятым в глазах другого человека. Если соотнести это с книгой и спросить, как же страница может воспроизвести подобное восприятие лицом к лицу, то доктор Фруд подготовил довольно неожиданный ответ – магия. Самые лучшие книги дают иллюзию заботы и внимания, как объясняет Фруд, потому что писатели, которые также являются и врачами, опираясь на многолетний опыт взаимодействия с клиентами уверяют, что каждый читатель после прочтения определенной книги говорит «Эта книга было обо мне!» Хотя, конечно, Фруд признает, что не в каждом случае подходит книга.

Там, где доктор Фруд видит магию, циник может разглядеть чистой воды прагматизм. Даже краткосрочная когнитивно-поведенческая терапия стоит куда больше, чем книга в твердом переплете за 25 долларов. В любом случае, многие пациенты читают независимо от того, предписано им это или нет. Если рекомендованные к прочтению книги смогли восполнить недостаток информации или же вытеснить ненужную, на которую пациенты могли наткнуться в печати или онлайн, то значит, Книги по Рецепту смогли принести пользу.

Съешь ложечку!Неудивительно, что сэлф-хелп книги помогают. Может ли помочь литература в целом – уже более неоднозначное предположение. Инициатива «Книги для Повышения настроения», являющаяся частью программы Национальной Службы Здравоохранения «Reading Well», занимается продвижением художественной литературы, поэзии и мемуаров. Её годовой список «полезной литературы для людей, подверженных тревожным состояниям и депрессии» состоит из книг, герои которых находятся в похожих состояниях, таких как роман Марка Хэддона «A Spot of Bother» и других книг, в которых герои сражаются и побеждают эти неприятные состояния души. Некоторые книги – юмористические, например, «Тайный дневник Адриана Моула» Сью Таунсенд, другие -  очень жизнеутверждающие, как «Уличный кот по имени Боб» Джеймса Боуэна и «The Bad Dog’s Diary» Мартина Ховарда. Некоторые книги немного более мрачны и взыскательны к читателю – к примеру, инициатива Reading Well внесла рассказы Элис Монро в свой список литературы еще до того, как писательница стала лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Национальная Служба Здравоохранения все же не стремится рекомендовать конкретные художественные книги. Вебсайт организации изобилует оговорками, что литература была рекомендована читательскими группами, но не была проверена учеными. Тем не менее, Национальная Служба Здравоохранения наделила программу «Книги для Повышения настроения» определенными привилегиями, предоставляя гранты некоторым библиотекам для приобретения рекомендованной литературы наравне со списком «книг по рецепту» серии «помоги себе сам».

Джудит Шипмэн, руководитель программы «Книги для Повышения настроения», на вопрос, могут ли рекомендованные художественные романы действительно вылечивать состояния тревожности и депрессии, отвечает: «Я не думаю, что можно заявлять, что эти книги являются сами по себе лечением или его заменой. Но для тех, кто не нуждается в серьезной терапии, «Книги для Повышения настроения» могут стать замечательным подспорьем».

В наши дни привычно слышать, что чтение – полезно. В дальнейшем, Национальная Служба Здравоохранения надеется, что и художественная, и прикладная сэлф-хелп литература исправит старое мнение некоторых докторов, что чтение может быть причиной физических или духовных болезней. В 1867 году один доктор заявил, что чтение перед сном может «навредить зрению, мозгу и нервной системе». Некоторые социальные реформаторы даже объявили книги своего рода наркотиками. В 1867 году на законодательном собрании в штате Нью Йорк даже рассматривался вариант штрафования любого, кто будет продавать, одалживать или дарить какую-либо художественную книгу лицу, не достигшему шестнадцатилетнего возраста без предварительного письменного разрешения родителя. А в 1889 году один политик даже назвал художественную литературу «ядом для морали».

Когда радио, телевидение, игры и интернет начали соперничать с книгами, чтение художественной литературы стало выглядеть как противопоставление. Сегодня, когда только половина американцев читают хотя бы одну книгу в год ради удовольствия, чтение приобретает много сторонников среди ученых. Журнал «Наука» опубликовал исследование, в котором доказывается, что чтение художественной литературы повышает склонность к сопереживанию.

Книги могут помочь!

В книге «The Better Angels of Our Nature» психолог Стивен Пинкер соотносит повышение интереса к художественной литературе с многовековым систематическим снижением уровня насилия. И, тогда как такое соотношение не является явным, разнообразные исследования также связывают чтение художественных книг с физическим здоровьем. В исследовании 2008 года принимала участие группа подростков, которые читали книги, герои которых завтракали полезной и сбалансированной пищей – к концу исследования у участников снизился индекс массы тела. На сайте Национальной Службы Здравоохранения рассказывается о еще одном исследовании 2009 года, в котором сравнивали кардиограммы и мышечное напряжение людей до и после разных видов деятельности – оказалось, что чтение на 68% лучше снимает стресс, чем прослушивание музыки; и в этом же случае на 100% более эффективно, чем выпитая чашка чая.

Пока еще слишком рано прогнозировать долговременные результаты программы Национальной Службы Здравоохранения. У правительства нет оснований делать нейрофизиологов и психиатров судьями, которые будут решать какие книги люди должны читать и почему. Да и литературные критики не в восторге от понижения ценности собственно чтения в угоду набору рекомендаций доктора. Но сейчас, когда средства, выделяемые библиотекам, таят на глазах, а любой текст длиннее 140 символов вытесняется аудио и видео, возможно, доктора – единственные, к кому будут прислушиваться перспективные читатели. Сегодня, для все большего количества людей, радость и удовольствие чтения требует рецепта от врача.

По статье Лии Прайс
Перевод: В. Коган

Для кого или для чего существуют литературные премии?

"Беспокойство по поводу литературных наград - это беспокойство о тайнах разницы во вкусах: о том, у кого он, вкус, есть, и о том, как он формируется".

Когда дело касается литературных наградах, то единственное, в чем сходятся мнения критиков, так это в том, что мнение у всех разное. Сезон литературных премий и наград 2013 года подходит к концу, поэтому всплывают всё те же вопросы. Какой смысл имеют все эти литературные награды? Каким целям они служат? Ценности, которые они воспевают - эстетического характера или же коммерческого? И каким же, все таки, образом жюри приходят к единодушному мнению?

Известная на весь мир премия Букера

Эти вопросы столь же стары, как и сама литература. Трагедию придумали греки еще в пятом веке до нашей эры. Каждой весной в Афинах награждались работы трех лучших драматургов в продолжении огромного гражданского, религиозного и художественного фестиваля. Так же, как и сейчас, мнения жюри могли расходиться и быть неожиданными. "Царь Эдип" Софокла, трагедия, которую Аристотель считал идеальной, заняла второе место; а Еврипид, которого Аристотель считал "самым трагичным" из всех драматургов, выигрывал первый приз всего лишь пять раз за всю свою полувековую творческую деятельность. Его трагедия "Медея" заняла третье место.

Споры, которые бушевали относительно премий на протяжении последнего времени - всего-навсего отголоски тех классических войн разных мнений. Многие фанаты и критики продолжают задаваться вопросом, почему Филип Рот и Джойс Кэрол Оутс не получили Нобелевскую премию по литературе, и негодуют в сторону тех, сейчас забытых, (по их мнению) посредственностей, которые её получили.

Пулитцеровская премия - самая известная литературная награда Америки

Всеобщее недовольство привело к тому, что появилось больше наград. Одной из причин возникновения Национальной Книжной Премии (в Америке) стал тот постыдный факт, что Уильям Фолкнер стал лауреатом Нобелевской премии по литературе, но при этом не получил Пулитцеровскую премию (самая престижная литературная премия США). После этого появилось такое явление, как разделение премии на несколько человек.

Еврипид

Разделение награды на несколько человек выглядит как ненастоящая награда, как подвох со стороны судейского жюри, но эта идея наводит на размышления. Мы хотим видеть награды как явные признаки совершенства, но каждый раз они систематически доказывают, что не существует каких-либо абсолютных стандартов для оценивания эстетических понятий. На Олимпийских играх критерий высших достижений, как правило, измерим (время, расстояние, длина); критерий совершенства в литературе, напротив, абсолютно субъективен, как для читателей, так и для критиков и судейских комиссий литературных премий. Так действительно может быть, потому что вердикт судей, так же, как и отзыв критика, может быть ошибочным. Это напоминает нам о том, как работает судейство, да и литература и искусство в целом, и что является объектом их деятельности - запутанный процесс человеческого бытия.

Софокл

Поэтому волнения, которые выливаются в жалобы на результаты присуждения наград, Нобелевской, Букеровской или Пулитцеровской премии, - в конечном счете волнения о тайнах вкуса: о том, у кого он, вкус, есть, и о том, как он формируется.

Стоит систематически тренировать наше чувство вкуса, то ли советуя другу книгу, то ли присуждая медаль какому-то писателю. Поэтому ни критики, ни читатели никогда не прекратят спорить на счет литературных наград.

Одно бесспорно: многие цивилизации на протяжении тысячелетий знали, что важно награждать творения искусства, чтобы показать, что литература, искусство, театр и даже критика ценятся очень высоко. Не важно, что написано на медали или грамоте, настоящий победитель, в конце концов - это сама культура.

Статья: Даниэль Мендельсон
Перевод: В. Коган

Замечательные художественные романы, в которых героями являются братья наши меньшие – собаки. ЧАСТЬ 2

книги о собаках

Мы продолжаем серию подборок художественных книг с героями в виде наших любимцев - собак. Такие книги, будь то детские истории, повести для подростков или взрослые романы, как ничто другое пробуждают в нас человечность и любовь ко всему живому, что окружает нас.

Поэтому, если вы настроены раскрыть свою душу для радости и печали, как самых положительных эмоций, так и негодованию, сопереживанию и даже слезам - присмотритесь к книжкам, попавшим в эту подборку.

1. "Под крыльцом" - Кэти Аппельт"Плохая собака" - Мартин Кин

"Под крыльцом" - детская книжка, но разве это причина её не читать? Потому как история эта не оставит равнодушным любого взрослого. Трогательная дружба кошечки и её котят со стареющим псом, которые живут в постоянном страхе в доме одного жестокого человека. Яркий пример того, насколько жестокосердными могут быть двуногие, и насколько животные могут быть добрее, терпеливее и Человечнее...

2. "Плохая собака" - Мартин Кин

Взрослая книга с присущими многим взрослым проблемам. Ну и куда же без пса! Здесь пес предстается таким, каким частенько случается видеть своих шкодливых невоспитанных любимцев слишком занятым хозяевам. Мартин, герой книги и хозяин зенненхунда Холы, переживает кризис среднего возраста, и ему жизненно необходимы перемены. Столкнувшись с проблемами в карьере и семейной жизни, герой решает уйти с головой в абсолютно незнакомую деятельность - собаководство, и доказать всем, что он и его верный пес чего-то стоят.

3. "Бродяга" - Алан Лазар

"Бродяга" - Алан ЛазарЕще одна трогательная история, доказывающая, что никто не способен любить так самозабвенно, как братья наши меньшие. Классический сюжет об огромной любви собаки к своей хозяйке, о том понимании, которое может дать нам только это пушистое существо. Нельсон, смышленый пес, души нечаящий в своей хозяйке, потерявшись, совершит большое путешествие. Он пройдет через многие преграды, горести и радости, но ни на мгновение не забудет о своем самом любимом человеке - хозяйке Кейт.

4. "Айна" - Ольга Бондарева"Белый Бим Черное ухо" - Гавриил Троепольский

Книга "Айна" вышла в серии "Ребятам о зверятам" и рассчитана на подростков. Но это совсем не так! Замечательная повесть Ольги Бондаревой о своем верном и любящем псе Айне, русской борзой, будет интересна читателю любого возраста. В книге рассказывается о том, как в жизни хозяйки появилась эта чудесная, одна из самых красивых пород собака. В повести множество описаний поведения собаки, характера, отношения к человеку и семье. И, конечно же, главное - четвероногий друг способен изменить жизнь своего хозяина, и только в лучшую сторону!

5. "Белый Бим Черное ухо" - Гавриил Троепольский

Ну и, напоследок, - море слез. Ничто другое кроме классики жанра о животных "Белый Бим Черное ухо" не сможет больше соответствовать фразе "рыдать навзрыд" или "сердце разрывается". Ведь эта книга заставит лить слезы даже того, кто такой привычки вообще не имеет. История написана от лица собаки, что дает возможность еще больше прочувствовать все то, что происходит на страницах книги. Эта именно тот случай, когда книга пробуждает в нас всё самое лучшее, самое Человечное - делает нас такими, какими нас создала природа - искренними, добрыми и чистыми.

С. Макаренко

Флипбэки завоёвывают мир. Книги-перевёртыши – что это такое?

Флипбэки, или, как их уже нарекли читатели, «листайки» - новый формат бумажной книги, который издатели нарекли прекрасной альтернативой электронной читалке.

Флипбуки, флипбэки, flipback

Книгоиздатели трубят, что придумали новый книжный формат – флипбэк. Они заявляют, что флипбэки невероятно удобны, и могут послужить качественной альтернативой электронным книгам. В Европе флипбэки уже вовсю завоевывают книжный рынок, продаваясь тысячами и сотнями тысяч экземпляров. Что же такое флипбэк и в чем его преимущества?

Начнем с названия. Флипбэк (flipback) – это английское слово, которое можно перевести как «перелистни назад». У нас читатели называют эти небольшие книжечки «листайками», хотя местные издатели отчего-то назвали их «флипбуками» - что с английского переводится как «книга-перевёртыш».

В первую очередь, издатели делают акцент на удобстве флипбэков. Они небольшие и легкие, форматом 80 на 118 миллиметров, что позволяет им влезть в любую сумочку и даже женский клатч, весят они совсем немного, при этом умудряются не разваливаться на части в процессе чтения. Напечатаны флипбуки на рисовой бумаге, что значительно уменьшает вес книги.

Флипбэки можно держать в одной руке

Фишка «перевёртывания» состоит в том, что читателю не нужно задействовать вторую руку для переворачивания страницы, как при чтении обычной книги: флипбэки можно будет листать одной рукой, в которой вы его и держите, что по удобству сравнимо с электронной книгой. При этом у читателя есть ощущение чтения настоящей, бумажной книги с книжным запахом, а не безликого электронного гаджета. Подразумевается, что, прочитав страничку, читатель перелистывает её назад одним движением пальца, как в электронной книге, сразу же продолжая читать следующую.

Права на издание флипбэков на русском языке принадлежат гиганту книгоиздания «Эксмо», который в самое ближайшее время планирует широкомасштабный выпуск бестселлеров современной международной прозы в формате «флипбэк». В первую очередь будут изданы такие романы, как «Generation «П» Пелевина, «Марсианские хроники» Брэдбери, «Над пропастью во ржи» Сэлинджера, и другие книжные хиты.

Как реагируют читатели?

Читатели не спешат разделять восторги издателей по поводу флипбэков. Преимущества нового формата книги, а, особенно, её способность заменить электронную читалку многие ставят под сомнение. Читатели согласны, что они с большей охотой возьмут в дорогу такую легкую книгу, но тут же спрашивают: «А сколько же будет стоить это суперлёгкое изобретение, еще и на тончайшей рисовой бумаге?». Ведь книги в мягком переплете обычно выбирают из-за их низкой цены. Хотя некоторые любители чтения приняли на ура возможность читать не слева направо, а сверху вниз.

Книга Брэдбери в формате флипбэк

Книгоиздатели всего мира считают, что флипбэки – это спасательный круг бумажного книгоиздания, основываясь на том, что они смогут конкурировать с электронными устройствами чтения. Читатели же полагают, что проблему бумажного книгоиздания флипбэки не решат. «Лучше бы издавали побольше хороших бумажных книг», - заявляют читатели, -«и поменьше всякого мусора, который только и остается, как выбросить после прочтения». Многие фанаты бумажных книг воспринимают флипбэки даже с явным негативом: «Из книги делают модный аксессуар, продукт. Пытаются сделать из книги тренд, а это не тот метод, с помощью которого можно вернуть популярность бумажным книгам».

Читатели, которые уже ознакомились с флипбэками, смогли их потрогать и почитать, соглашаются, что они довольно удобны, но не верят в флипбэк-революцию. Они полагают, что флипбэки смогут привлечь другую аудиторию читателей – тех, кто обращает внимание на «модные штучки», яркие обложки и авторов, которых читать «модно». Но такая аудитория не читает систематически и в свое удовольствие, а зачастую лишь в угоду модным веяниям. Тем, кто привык читать всю жизнь, и не представляет своего существования без бумажной книжки, флипбэк не привнесет ничего нового – они будут продолжать читать бумажные книги стандартного формата.

По данным зарубежных издателей флипбэков, суть такой книги – сделать её не просто максимально удобной, но и максимально дешевой в первую очередь. За счет дешевой полиграфии, бумаги, переплета и т.д. По заявлениям российского издателя, книга в формате флипбэк будет стоить около 200 рублей, т.е. около 50 украинских гривень, что можно с трудом назвать «максимально дешевым вариантом». Предполагается, что такую книгу не жалко будет выбросить сразу после прочтения. И тут сразу же возникает несколько вопросов. Такой подход нельзя назвать экологичным, и здесь флипбэк только подписывается под своим поражением электронной книге. Во-вторых, для многих книга – частичка души, и выбросить её – кощунственно. Поэтому такие доводы большинству читателей не по душе.

Книга Пелевина в формате флипбэк

Итак, большая часть читателей пришла к выводу, что они не против флипбэков, если только не рассматривать их как альтернативу обычной бумажной книге. Если флипбэк будет стоить действительно совсем недорого, как газета, и весить всего-ничего, то его с радостью возьмут с собой в поездку «в одну сторону» - как, например, берут в путешествие заканчивающийся тюбик пасты, зная, что выбросят его на обратном пути и облегчат вес сумки. Было бы удобно покупать флипбэк в ситуациях, когда забыл книгу или электронную читалку, а предполагается некоторое свободное время для чтения.

Все так же мнением большинства является не отсутствие желания читать бумажные книги в угоду электронным, а завышенная стоимость стандартной книги. Многие заядлые читатели видят сегодня книгу продуктом «элитарного потребления», недоступным для обычных граждан. Действительно, с нормой чтения 3-5 книг в месяц, что является среднестатистической цифрой для постоянно читающего населения, приобретение бумажных книг является значительной дырой в бюджете. Не многие в Украине готовы тратить на книги от 10-20% своего месячного заработка.

Несмотря ни на что, читатели все же смотрят на появление флипбэков позитивно, надеясь, что «листайки»  будут очень доступным способом провести время за чтением небольшой бумажной книжечки.

Масштабный выпуск флипбэков уже запущен в России, а в продаже планируется с середины ноября 2013 года. Небольшие тиражи флипбэков выходили и ранее, и их можно встретить в некоторых книжных магазинах России и Украины.

 В. Коган

Замечательные художественные романы, в которых одним из героев являются братья наши меньшие – собаки

Книги и собакиЛюбовь между людьми и собаками часто описывается в художественной литературе. Собаки – наши друзья, защитники, члены семьи, сообщники в играх, отличные охотники, умные, полные любви пушистые клубочки. (ну, конечно же, кроме тех случаев, когда они бешеные убийцы, как в «Куджо» Стивена Кинга). Было бы неплохо, если бы на книгах делали пометку «одним из героев романа будет собака», ведь как много историй о братьях наших меньших проходят незамеченными. Ну и пометка такая могла бы предупредить особо чувствительных читателей – ведь зачастую в таких книгах герои теряют своего обожаемого любимца, а читатели заливают книгу слезами. Ну а если у вас как раз настроение почитать что-то такое – обратите внимание на эти замечательные книги.

Этой статьей мы решили начать цикл небольших подборок художественных книг, в которых одним из героев непременно является пес. Надеемся, что у вас обязательно возникнет желание прочесть некоторые из этих трогательных произведений.

1. Мило и волшебная будка – Нортон Джастер

Это, наверно, одна из немногих книжек, где любимый пёс не погибает. Неусидчивый мальчик по имени Мило, которому все уже наскучило, получает в подарок игрушечную машинку, будку и карту в неизведанные места. Мило и его пёс по имени Ток забираются в машинку, чтобы покататься, и они попадают в сказочный мир. Ток помогает своему хозяину научиться самостоятельности и прекратить убивать время. Множество приключений встретятся друзьям на их пути, и мальчик наберется опыта от своего умного верного пса. Этот рассказ-сказку Нортона Джастера сравнивают с «Алисой» Льюиса Кэррола.О мышах и людях - Джон Стейнбек

2. Там, где растет красный папоротник – Уилсон Роулс

Но будут ли книги, в которых наши любимцы не погибают, так же долго оставаться в нашем сердце? Уилсон Роулс полагает, что нет. Его ставшая классикой история настолько душещипательна, что вам непременно потребуется носовой платок, чтобы закончить хотя бы первую главу. Взрослый мужчина по имени Билли подбирает бродячего пса после того, как на того напали другие собаки. Он дает псу имя Дружок и помогает ему выздороветь, вспоминая времена, когда он охотился со своими собаками в юности. В книге множество знакомых тем: когда собакам дают клички близких, когда верные псы дерутся с недругами, спасая друг друга снова и снова, и, наконец, когда приходит их время уходить на вечный покой, чтобы охотиться на небесах. Билли прощается со своими псами и возвращается, чтобы найти таинственный красный папоротник, который растет между их могилками – вечный символ любви хозяина и его верных псов. История, от которой заливаешься слезами…

3. Невыносимая легкость бытия – Милан Кундера

Каренин, пёс Томаса и Терезы, имеет такое же отношение к истории их любви, как и Нью Йорк к Кэрри Брэдшоу. Он - живая метафора всего, через что проходит эта пара. Помесь сэн-бернара и немецкой овчарки, пёс Каренин назван не в честь обреченной героини одноименного романа Толстого Анны Карениной, а в честь её мужа. Томас дарит собаку новой жене, чтобы загладить вину после измены. Каренин (кстати, девочка, а не мальчик) сразу же влюбляется в Терезу, и в конце концов именно она становится её лучшим другом, ведь «любовь к собаке – бескорыстная любовь». По мере развития событий Томас и Тереза сталкиваются с неотвратимым выбором, когда им нужно принять решение, с которым сталкиваются все любящие хозяева и которого они боятся – когда жизнь их любимца становится ему только в тягость. Последняя глава имеет трогательное название «Улыбка Каренина».Дом Духов - Исабель Альенде

4. Дом Духов - Исабель Альенде

Замечательное начало романа: «Баррабас прибыл к нам по морю, написала маленькая Клара аккуратным прописным почерком.» Подарок на память необычной Кларе от её столь же странного дядюшки, пес Баррабас прибывает в её чилийский дом. Собака кардинально меняет жизнь девочки, хотя в течении романа трагически покидает свою хозяйку. Но память о нем и его огромной любви к домочадцам остается с ними навсегда.

5. О мышах и людях - Джон Стейнбек

Печальнейшее, при этом невероятно захватывающее произведение Стейнбека. События этого романа заставят переживать любого, а не пропитаться любовью к больной собаке Плюме просто невозможно.

С. Макаренко

Язык, который сегодня используется в книгах, показывает, что мы стали эгоистичнее

Язык, который сегодня используется в книгах, показывает, что общество стало более материалистичным и эгоистичным за прошедшие 200 лет.Язык книг стал более эгоистичным

Было проведено исследование, в котором анализировали язык более полутора миллионов американских и британских книг, изданных между 1800 и 2000 годами. Этот анализ приоткрыл завесу над тем, как менялись культурные ценности за данный период времени.

Исследователи выявили, что за прошедшие два века использование слов «выбирать» и «получать» значительно возросло. В то же время, такие слова как «благодарный», «признательный» и «давать» стали встречаться намного реже. Также явным признаком того, что в современном обществе люди склонны быть эмоциональнее, чем раньше является возрастание использования слова «чувствовать». В противовес, слова «действие» и «действовать» используются теперь реже.

Глядя на результаты этого исследования, психологи во весь голос заявили, что такие сдвиги в языке явно демонстрируют повышение эгоистичности американского и британского обществ. Они связали эти явления с уровнем улучшения благосостояния и урбанизацией.

Руководила данным исследованием Патриция Гринфилд, психолог-профессор из Университета Калифорнии в Лос Анжелесе. «Это исследование нам показывает, что за прошедшие два века произошла важная в историческом смысле перемена в сторону индивидуализации психологического функционирования. Этот рост уровня индивидуализма, о котором идет речь, не что-то супер-современное, но уже происходящее в течении столетий. С момента, когда мы ушли от преимущественно сельского, низко технологичного общества до момента перехода к обществу преимущественно городскому, высокотехнологичному.»

В современных книгах чувственность преобладает над интеллектом, а одиночество - над отношениямиПрофессор Гринфилд, чья работа опубликована журналом Psychological Science, использовала программу Гугл Нграм Вьювер для подсчитывания частоты слов в 1 160 000 книгах писателей-американцев. Эта программа помогает пользователям быстро подсчитать количество слов в книгах. В это количество включены художественные романы, нехудожественная литература, учебная литература и различные руководства. После, профессор проделала то же самое с 350 000 книгами, изданными в Англии. После она повторила свои исследования уже с поиском синонимов для каждого выбранного слова.

«Эти повторения служат доказательством того, что именно концепции, лежащие в основе этих процессов, а не просто частота использования слов в тексте, изменяли свою значимость на протяжении истории», также добавила профессор Гринфилд. Она обнаружила, что некоторые слова, которые фокусируются на собственной личности, все возросли в использовании. Например, такие слова как «ребенок», «уникальный», «личный», «себя».

Использование слова «получать» снизилось в использовании между сороковыми и шестидесятыми годами прошлого столетия, но снова возросло в семидесятых. Скорее всего, это отображает повышенный дух единства и низкий интерес к своей личности на протяжении II Мировой войны и в послевоенные годы, которые позже начали сходить на нет. Важное значение религии, смирения и социальных взаимоотношений также стало заметно снижаться в течении последних двухсот лет. Такие слова, как «принадлежать», «молиться» и "власть" стали использоваться значительно реже.

В настоящее время профессор Гринфилд планирует провести подобное исследование для книг на испанском, французском, русском и китайском языке, чтобы определить глобальные модели культурных перемен в литературе.


В. Коган
Перевод статьи Ричарда Грэя